Глава I ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ НОВЕЙШЕЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ В СТРАНАХ АФРИКИ

Им сразу же должно быть позволено участвовать в местном и племенном управлении в соответствии с древними обычаями, и их участие в управлении должно постепенно, по мере приобретения образования и опыта, распространяться на более высокие должности в государстве, так чтобы со временем Аф­рика управлялась с согласия африканцев. Если будет установлено, что какое-либо государство несправедливо относится к африканскому населению или сознательно исключает своих цивилизованных граждан или поддан­ных негритянского происхождения из культурных или научных учреждений, Лига наций должна привлекать к этим фактам внимание цивилизованного мира» [109, 124—125].

В августе 1921 г. в Лондоне состоялся II панафри­канский конгресс, перед которым Дюбуа имел контакты с британскими лейбористами и лидерами фабианского общества. Видимо, на этом этапе программа панафри­канского движения, отличавшаяся большой умеренно­стью, вызывала симпатии реформистского рабочего дви­жения.

Второй конгресс принял «Обращение к миру», в ко­тором провозглашалось равенство всех рас в физиче­ском, политическом и социальном плане, право на об­разование, свободу религии и т. п. Декларация подчер­кивала, что местное самоуправление с минимальной помощью и надзором со стороны колониальных властей может быть завтра же установлено в Азии, Африке,

Америке и Полинезии. Таким образом, осознавался по­всеместный характер освободительной борьбы. Основой политической программы, как и в документах I кон­гресса, оставалось постепенно расширяющееся по мере повышения культурного уровня населения самоуправ­ление. При этом ставка делалась на гуманную помощь передовых стран (метрополий) в ходе постепенного дви­жения к независимости. «В цивилизованном мире,— пи­салось в декларации, — можно найти достаточно аль­труизма, знания и благожелательства, чтобы развивать местные институты, целью которых является не только прибыль и власть для немногих». Декларация рекомен­довала создать при Лиге наций международный центр исследования негритянских проблем и специальную сек­цию при бюро труда с целью защиты негров-рабочих.

Третий и четвертый конгрессы, состоявшиеся в 1923 и 1927 гг., повторили примерно ту же программу. Все первые панафриканские конгрессы провозглашали ра­венство рас и право на образование, протестовали про­тив дискриминации и призывали к гуманному обраще­нию с африканцами, заявляли о необходимости конеч­ного предоставления независимости колониальным стра­нам. Вместе с тем все они отражали иллюзии о возмож­ности опеки со стороны колонизаторов, возможности колониального управления не в корыстных интересах метрополий, а в интересах местного населения.

При всей политической наивности некоторых из этих идей на том уровне национально-освободительного дви­жения они были, по-видимому, неизбежны и до извест­ной степени позитивны. Они привлекали внимание меж­дународной общественности к судьбам Африки, делали достоянием гласности бесчинства колониальных властей, служили школой для молодой африканской интеллиген­ции и ставили перспективные задачи перед освободи­тельным движением. Однако, как только были исчер­паны возможности постановки проблемы и мобилизации общественного мнения, стала ясной ограниченность этих идей, их неспособность привести к осуществлению про­возглашенной цели — независимости.

Ограниченность ранних концепций панафриканизма привела к тому, что движение начало утрачивать пер­воначально присущие ему энергию и пафос; после IV конгресса в нем наступил заметный спад, свидетельст­вующий о том, что фаза пропаганды уже в основном пройдена и ей на смену должен прийти новый этап — этап действия. Здесь следует еще раз напомнить, что политическая платформа первых панафриканских кон­грессов соответствовала организационному состоянию движения и выполнила функции, необходимые на его начальной стадии,

Оглавление

Игра fast & furious: showdown на StopGame.ru