Введение

Один из американских исследователей констатирует, что «для многих африканский социализм означает всего лишь удобную доктрину, позволяющую объяснить, ра­ционализировать и оправдать участие правительства в процессе экономического роста». Автор двухтом­ной работы «Социализм и Африка» и ряда других пуб­ликаций по вопросам африканской идеологии Л. Тома пишет: «...социализм становится техникой, или, скорее, совокупностью технических средств, которые обычно включают в себя пять ключевых операций:

а) государственное планирование;

б) развитие, модернизация,в случае необходимости диверсификация сельского хозяйства;

в) создание индустрии;

г) трудовой вклад населения, добровольный или при­нудительный в зависимости от обстоятельств, активиза­ция масс (трудовой вклад касается в принципе всех со­циальных слоев нации и распространяется в особенности на область инфраструктуры);

д) общинное развитие, наиболее яркий пример которого представляют кооперативы».

Все эти методы призваны обеспечить социальный прогресс, подъем производства, модернизацию общест­венной структуры, но в них нет еще ничего социалисти­ческого в научном понимании этого слова.

Однако такое понимание социализма ныне уже не является всеобщим для идеологов национально-освобо­дительного движения в Африке. Среди них все большее признание приобретает мысль, что социализм нельзя сводить к техническим методам ведения хозяйства, нель­зя отождествлять с экономическим развитием и ограни­чивать абстрактным признанием социальной справедли­вости в качестве конечной цели, что укрепление и рас­ширение государственного сектора само по себе еще не ведет к социализму. В их представлении подлинный со­циализм носит классовый характер и требует занятия вполне определенной позиции, отвечающей интересам трудящихся масс, в полной скрытых и явных классовых противоречий африканской действительности.

В статье «Социализм это не расизм» президент Тан­зании Джулиус Ньерере подчеркивает, что национализа­ции недостаточно для социализма, что, как указывает Арушская декларация, национализация «может служить базой и для фашизма, или, другими словами, для крайне угнетательского капитализма». Предсе­датель революционного совета АНДР Хуари Бумедьен в беседе с корреспондентом «Правды» проводил ту же мысль. «Вообще сама по себе национализация еще не абсолютный признак социализма, — говорил он. — Ведь и в капиталистических странах национализируются шахты, фабрики и заводы. Главное — кому служат общест­венные предприятия... все дело в формировании социа­листических отношений, как производственных, так и общественных». Такая постановка вопроса — шаг вперед, она знаменует отход от абстрактно-гуманистических, надклассовых представлений о социа­лизме и приближение к научным представлениям о нем.

Каково реальное значение и реальные перспективы социалистической ориентации идеологии национально-освободительного движения?

Среди буржуазных исследователей весьма распрост­ранено скептическое, нигилистическое отношение к воз­можностям социалистического выбора в странах Афри­ки. В их представлении социалистические призывы и представления африканских лидеров являют собой всего лишь идеологическую оболочку стремлений к модерниза­ции, индустриализации, мобилизации и сплочению масс для укрепления находящихся у власти режимов. Отсюда вся социалистическая идеология в Африке нередко отно­сится к разряду современной мифологии.

Л. Тома считает, что современная негро-африканская идеология продолжает древние мистические традиции Африки: «Три главные идеологические темы, — пишет Тома,

Оглавление

tadalafil canadian pharmacy