Глава II ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ АФРИКАНСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ

Впоследствии уроки политической борьбы привели многих искренних сторонников национального прогресса и социальной справедливости к отказу от такого взгляда, содействующего расколу демократических сил и обнажающего важнейший фронт борьбы с империализмом и реакцией. Виноба Бхаве отошел от непримиримой враждебности к коммунизму в конце 50-х годов. Однако он не был последним приверженцем опасной концепции, получившей немалое распространение и в Африке.

Применительно к Африке подобная позиция была занята в самой категорической и недвусмысленной форме Дж Пэдмором. «В грядущей борьбе за Африку,— писал он,— спор будет вестись между панафриканизмом и коммунизмом. Империализм — дискредитировавшая себя система, полностью отвергнутая африканцами».

Вообще нужно сказать, что преуменьшение возможностей империализма, непонимание серьезных опасностей, которые он несет национально-освободительному движению, часто идут рука об руку с антикоммунистическими настроениями. В этой связи не лишено интереса интервью X. Бургибы римской газете «Мессаджеро» в апреле 1969 г., в котором президент Туниса пытается перенести центр тяжести с борьбы против империалистических посягательств на опасность так называемого коммунистического проникновения. Отождествляя боевой и последовательный антиимпериализм прогрессивных африканских режимов, естественно встречающий понимание и.поддержку социалистических стран, с коммунизмом, X. Бургиба выражает обеспокоенность тем, что «многие страны равняются в. идеологическом и доктринальном отношении на Россию, становясь для Советского Союза, который продает им свое оружие и свою идеологию, настоящими базами». «Эти страны могут укрываться за вывеской независимости но, в сущности, это коммунисты, которые не хотят открыть своего имени,— продолжает Бургиба.— Как раз эти страны борются против империализма, который сводится ими исключительно к американскому империализму». Пафос этого глубоко ошибочного заявления совершенно ясен: главную опасность для национально-освободительного движения представляет не империализм, в первую очередь американский, а коммунизм.

Эта позиция, приписывающая критику империализма коммунистическому влиянию, весьма недалека от попыток западной буржуазной пропаганды представить борьбу с империализмом как демагогическую кампанию, развернутую некоторыми африканскими политиками ради укрепления своего престижа и создания атмосферы мобилизации и объединения народа. Так, французский политолог Филипп Ардан полагает, что «неоколониализм — это прежде всего политическая тема, генератор лозунгов, который принимает время от времени форму самого настоящего мифа. Эта тема, этот миф играет важную роль в современной политической жизни». Отметив, что лозунг неоколониализма может быть использован в тактических целях, весьма далеких от осуждаемых фактов, в целях сплочения населения и укрепления единства нации, Ф. Ардан заявляет, что с того момента как такие возможности использования идеи неоколониализма становятся очевидными, «совпадение темы с реальностью не имеет большого значения, тема начинает самостоятельную жизнь, приобретая мифический аспект».

Ясно, что подобные попытки отрицать объективные основы антиимпериалистической борьбы направлены на идеологическое и политическое разоружение национально-освободительного движения, ведут его к утрате ясности целей и перспектив, к возникновению реформистских иллюзий о готовности империалистических держав оказать бескорыстную помощь колониальным народам и в конечном счете к капитуляции перед империализмом.

Преуменьшение остроты и глубины противоречий между империализмом и развивающимися странами приводит к идеализированным оценкам как современного этапа национально-освободительного движения, так и колониального прошлого, к попыткам смягчить в сознании африканских народов следы колониальной эксплуатации, убедить их в том, что колониальное господство было исторически небходимо и даже благодетельно.

«Народ Туниса смело может заявить, что присутствие французов в конечном счете было позитивным, он признает, что 75 лет колонизации существенно улучшили условия его жизни,— говорит X. Бургиба.— Конечно, в годы протектората тунисский народ ужасно страдал. Но этими страданиями мы оплатили нашу независимость». Те же мотивы звучат у Л-. Сенгора. «Колонизация,— пишет он,— историческое явление. Она не состоит только из ошибок и разрушений, это революция. Как все революции, она приносит позитивные ценности замены, она разрушает, чтобы ре конструировать».

Оглавление

секс недорого порно