Глава II ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ АФРИКАНСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ

Исследователь склонен видеть в этом совпадении «прелюдию к арабо-берберскому и негро-африканскому единству, к которому стремится Л. С. Сенгор».

Абстрактная постановка вопроса об идейном единстве арабо-берберов и негро-африканцев совершенно беспочвенна, ибо этого единства прежде всего нет ни среди - арабо-берберов, ни среди негро-африканцев. Но зато есть единство определенных политических направлений, носящих не расово-этнический, а классовый характер. Именно классовый характер политической мысли приводит к ломке расовых и национальных перегородок и к образованию основных направлений в масштабах континента. Именно классовый характер идеологии приводит к тому парадоксальному, если исходить из критериев арабо-берберской или негро-африканской личности, явлению, когда идеология Социалистической дестуровской партии оказывается по многим коренным вопросам противоположной идеологии Арабского социалистического союза и ФИО Алжира и в то же время созвучной идеологии правящих партий Сенегала или Кении, а идеология Демократической партии Гвинеи, принципиально отличающаяся от установок сенгоровского социализма, близка основным концепциям правящих партий АРЕ и АНДР.

Выделение трех направлений в африканской политической мысли не исключает полностью иных вариантов классификации, но является по отношению к ним основополагающим. Нельзя, например, игнорировать такие, ставшие традиционными и потому бытующие по сей день, хотя и расплывчатые и ненаучные, понятия, как «африканский социализм», «арабский социализм». За ними стоят определенные явления новейшей политической мысли народов Африки.

 Однако уяснение подлинного содержания этих понятий едва ли возможно без выявления их отношения к трем направлениям африканской мысли, выделенным по классовому признаку, а это неизбежно ломает рамки традиционных делений.

Так, «африканский социализм», выделяемый в особое направление не по географическому, а по. доктринальному принципу признания исключительности исторических судеб Африки, оказывается поделенным между первыми двумя направлениями. Но это лишь удачно подчеркивает наличие двух подвидов «африканского социализма» — одного, ориентирующегося на буржуазный и социал-демократический реформизм Запада, и другого, сохраняющего мелкобуржуазную революционность.

Такое интернациональное идейное течение, как «демократический социализм», официально представленное в Африке социал-демократической партией Малагасийской Республики, также утрачивает самостоятельное значение. Но и социал-демократическое движение не становится при нашей классификации «жертвой системы». В тех своеобразных условиях, в которые оно оказалось поставленным, это движение действительно в известной мере утратило свою самостоятельность и обречено на примыкание к течениям, ни в организационном, ни в идейном отношениях не связывающим себя непосредственно с социал-демократией. Дело в том, что мировой революционный процесс лишил приверженцев «демократического социализма» в развивающихся странах монополии на социал-реформизм, вынудив представителей национальной буржуазии взять на вооружение социалистические лозунги. Это поставило социал-демократическое движение перед кризисом и по существу в значительной мере сближает его с буржуазно-реформистским течением в национально-освободительном движении.

Бесспорно, приведенное деление не всеохватывающе. В нем не отражена не рассматриваемая в настоящей работе научная марксистско-ленинская идеология, получающая в Африке, несмотря на порой неблагоприятные условия, все большее распространение и оказывающая все более значительное воздействие на национальную демократию и ход антиимпериалистического движения.

В нем не учтена приобретающая в современных условиях особое значение идеология африканских народов, с оружием в руках борющихся против колониализма. Специфические условия их борьбы и особые задачи, стоящие перед ними, приводят к существенным отличиям в политической мысли в сравнении с теми странами Африки, которые уже добились национальной независимости. Политическая платформа сил национального освобождения, ведущих вооруженную борьбу с португальским колониализмом и южно-африканским расизмом, как и развитие марксистско-ленинских представлений на Африканском континенте, требуют самостоятельной монографической разработки.

Оглавление

best tadalafil without a doctor's prescription usa